Frontpage Slideshow | Copyright © 2006-2011 JoomlaWorks Ltd.

Рекомендуем


Фильм
«Горняя песнь»

Архиерейские богослужения

18 ноября, вс
Никольский храм

26 ноября, пн
Преображенский храм

2 декабря, вс
Евдокиевский храм

Актуальная информация

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на открытии XХII Всемирного русского народного собора 1.11.2018

Святейший Патриарх Кирилл встретился с участниками VIII Международного фестиваля «Вера и слово» 31.10.2018

Заявление Священного Синода РПЦ в связи с посягательством Констан­ти­но­­поль­­ско­го Патриархата на кано­ни­чес­кую территорию Русской Церкви 16.10.2018

Мощи святителя Луки (Войно-Ясенецкого) будут принесены в 17 российских городов 1.10.2018

Начинается прием творческих работ для участия в Международном детско-юношеском конкурсе «Лето Господне» 24.09.2018

Священный Синод утвердил молитвенные прошения о сохранении единства Православия 16.09.2018

Обращение Святейшего Патриарха Кирилла по случаю Дня трезвости 11.09.2018

Заявление Священного Синода Русской Православной Церкви от 8 сентября 2018 года 10.09.2018

Вышла в свет книга Святейшего Патриарха Кирилла «Русь святая, храни веру православную: К 1030-летию Крещения Руси» 26.07.2018

Подведены итоги заседания Священного Синода в Екатеринбурге 16.07.2018

Изречения великих

Человек не доживает и до ста лет, а суетится на тысячу.

Святитель
Иоанн Златоуст

Свет Христов просвещает всех!

Книги Нового Завета

Евангелие от Матфея

Евангелие от Марка

Евангелие от Луки

Евангелие от Иоанна

Первое послание
к Коринфянам

апостола Павла

Молитвы

Молитвы утренние

Молитвы на сон грядущим

Шестопсалмие

Псалтирь

Иисусова молитва

Последование
ко Святому Причащению

Акафист Сладчайшему Господу нашему Иисусу Христу

Акафист Пресвятой Богородице

Акафист Николаю Чудотворцу

Рекомендуем

«Покров».
Документальный фильм митрополита Илариона Алфеева из цикла «Праздники»

«Икона».
Документальный фильм митрополита Илариона Алфеева из цикла «Человек перед Богом»

«Я странник убогий».
Стихотворение Сергея Есенина Читает Сергей Безруков

«Рай и ад».
Что знает о них христианин?

«Наш век».
Стихотворение Федора Тютчева читает Георгий Тараторкин

«Таинство священства ».
Православная энциклопедия

«Православие на Руси».
Фильм митрополита Илариона (Алфеева) из цикла «Церковь в истории»

«Бог».
Стихотворение Дмитрия Мережковского
читает Владимир Зайцев

«Слово».
Стихотворение Николая Гумилева
читает Константин Хабенский

«Мой народ».
Стихотворение Сергея Бехтеева

«Храм Покрова на Нерли. Видеообзор

«Церковь».
Лекция протоиерея Вадима Леонова

«Митрополит Антоний Сурожский».
Фильм из цикла «Проповедники»

«Иеромонах Серафим (Роуз)».
Фильм из цикла «Проповедники»

«Христос анести!».
Тамара Романова. Записки паломницы

«Гонения на Церковь в России ХХ века».
Фильм из цикла «Церковь в истории»

«Иисус Христос и Его Церковь».
Фильм из цикла «Церковь в истории»

«Какими чистыми устами...».
Исполняет сестринский хор Свято-Тихоновского Преображенского женского монастыря

«Записки паломницы. Вифлеем».
Литературный очерк Тамары Романовой

Святитель Иоанн Златоуст о посте

«Гонения на Церковь в России ХХ века».
Фильм митрополита Илариона (Алфеева) из цикла «Церковь в истории»

«Царство Небесное».
Передача из цикла «Православная энциклопедия»

Акафист преподобному Сергию Радонежскому

«Кресту Твоему поклоняемся, Владыко...».
Исполняет хор Сретенского ставропигиального мужского монастыря (г. Москва)

«Рождество Богородицы».
Фильм митрополита Илариона (Алфеева) из цикла «Праздники»

«Церковная иерархия».
Лекция протоиерея Владимира Цыпина

«Значение и устройство православного храма».
Лекция протоиерея Игоря Фомина

«Личность Иисуса Христа».
Лекция священника Андрея Рахновского

Полезные ссылки

31 октября. Апостола и евангелиста Луки

Из всех че­ты­рёх еван­ге­ли­стов имен­но апо­сто­ла Лу­ку мож­но на­звать ис­то­ри­ком в стро­гом смыс­ле это­го сло­ва. Его двух­част­ный труд Еван­ге­лие и Де­я­ния свя­тых апо­сто­лов – доб­ро­со­вест­ный и чёт­кий рас­сказ о со­бы­ти­ях в их по­сле­до­ва­тель­но­сти; он вы­пол­нен в со­от­вет­ствии со все­ми тре­бо­ва­ни­я­ми ис­то­ри­че­ско­го жан­ра. Кро­ме то­го, пи­са­ния Лу­ки за­ме­ча­тель­ное ли­те­ра­тур­ное про­из­ве­де­ние, на­пи­сан­ное на от­мен­ном гре­че­ском язы­ке.

Сре­ди со­вре­мен­ных ис­сле­до­ва­те­лей и тол­ко­ва­те­лей нет еди­но­го мне­ния: кто из еван­ге­ли­стов на­пи­сал свой труд рань­ше Мат­фей или Марк? За­то мож­но с уве­рен­но­стью ска­зать, что Лу­ка был по вре­ме­ни тре­тьим.

На­вер­ня­ка ему был хо­ро­шо зна­ком текст Мар­ка, а воз­мож­но, и Мат­фея; поль­зо­вал­ся он и дру­ги­ми ис­точ­ни­ка­ми. Эти три Еван­ге­лия ча­сто на­зы­ва­ют си­ноп­ти­че­ски­ми; это гре­че­ское сло­во не име­ет в дан­ном слу­чае от­но­ше­ния к про­гно­зу по­го­ды, а озна­ча­ет, что три ав­то­ра «смот­ре­ли вме­сте». Их тек­сты го­раз­до бли­же друг к дру­гу, чем к Еван­ге­лию от Иоан­на, на­пи­сан­но­му на­мно­го поз­же и со­всем по-дру­го­му, он как раз стре­мил­ся до­пол­нить си­ноп­ти­ков и по­дроб­но рас­ска­зать о том, о чём они про­мол­ча­ли.

Мат­фей и Марк бы­ли сви­де­те­ля­ми мно­гих еван­гель­ский со­бы­тий, а вот о Лу­ке та­ко­го не ска­жешь. Пре­да­ние на­зы­ва­ет его од­ним из 70-ти апо­сто­лов, но Еван­ге­лия его не упо­ми­на­ют, и уж ни­как не вид­но по его соб­ствен­но­му тек­сту, что­бы он го­во­рил как оче­ви­дец. Мы встре­ча­ем его са­мо­го толь­ко в кни­ге Де­я­ний, и то не с са­мо­го на­ча­ла, где он со­про­вож­да­ет апо­сто­ла Пав­ла (ко­то­рый, кста­ти, то­же ни­как не участ­во­вал в еван­гель­ской ис­то­рии). Упо­ми­на­ет­ся он и в не­ко­то­рых по­сла­ни­ях Пав­ла как его са­мый вер­ный и близ­кий спут­ник и да­же как лич­ный врач. Из тех же ис­точ­ни­ков мы зна­ем, что Па­вел стра­дал ка­ким-то се­рьёз­ным за­бо­ле­ва­ни­ем, так что по­мощь Лу­ки бы­ла ему не­об­хо­ди­ма. Кста­ти, взгляд вра­ча ви­ден и на стра­ни­цах его Еван­ге­лия: опи­сы­вая ис­це­ле­ния боль­ных, Лу­ка уточ­ня­ет, ка­кой имен­но бо­лез­нью они стра­да­ли.

Но, ка­за­лось бы, ка­кое пра­во имел та­кой че­ло­век рас­ска­зы­вать об Иису­се, ко­гда ещё бы­ли жи­вы и всем из­вест­ны не­по­сред­ствен­ные сви­де­те­ли тех со­бы­тий? Но и се­го­дня да­ле­ко не все­гда мы зна­ем о слу­чив­шем­ся от оче­вид­цев, ча­ще нам рас­ска­зы­ва­ют об этом ис­то­ри­ки. Та­ким ис­то­ри­ком был и Лу­ка. Как он сам го­во­рит в пре­ди­сло­вии к сво­е­му Еван­ге­лию, о жиз­ни Иису­са то­гда по­вест­во­ва­ли мно­гие (и на­вер­ня­ка не все чест­но), так что сто­и­ло тща­тель­но рас­спро­сить оче­вид­цев, срав­нить все до­ступ­ные ис­точ­ни­ки и со­ста­вить наи­бо­лее пол­ное и до­сто­вер­ное по­вест­во­ва­ние. Имен­но так он и по­сту­пил. Ви­ди­мо, этот текст был со­здан в Ри­ме в на­ча­ле 60 х го­дов, и ско­рее все­го под ру­ко­вод­ством Пав­ла.

Как и о дру­гих си­ноп­ти­ках, мы зна­ем о Лу­ке до­воль­но ма­ло. Ро­дил­ся он, по пре­да­нию, в Ан­тио­хии Си­рий­ской, это был один из круп­ней­ших го­ро­дов то­го вре­ме­ни, где сра­зу по­сле Вос­кре­се­ния воз­ник­ла хри­сти­ан­ская об­щи­на. Ве­ро­ят­нее все­го, он был не ев­ре­ем, а гре­ком (един­ствен­ным сре­ди всех но­во­за­вет­ных ав­то­ров!), и уж во вся­ком слу­чае он по­лу­чил хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние и пре­крас­но пи­сал по-гре­че­ски. Пре­да­ние на­зы­ва­ет его вра­чом и ху­дож­ни­ком (ико­но­пис­цем, как при­ня­то го­во­рить в цер­ков­ной тра­ди­ции), имен­но он на­пи­сал пер­вый порт­рет, или ико­ну, Бо­го­ро­ди­цы. В этом нет ни­че­го не­обыч­но­го: в те вре­ме­на та­кой уз­кой спе­ци­а­ли­за­ции, как се­го­дня, не бы­ло, и че­ло­век, све­ду­щий во вра­чеб­ном ис­кус­стве, впол­не мог раз­би­рать­ся в жи­во­пи­си и ис­то­рио­гра­фии.

Во вся­ком слу­чае, имен­но его Еван­ге­лие, един­ствен­ное из че­ты­рёх, рас­ска­зы­ва­ет так по­дроб­но ис­то­рию Рож­де­ства и да­же один эпи­зод из дет­ства Иису­са: как вме­сте с се­мьёй Он от­пра­вил­ся на празд­ник в Иеру­са­лим и как по­том за­дер­жал­ся в до­ме От­ца Сво­е­го, то есть в Хра­ме. Иосиф к то­му мо­мен­ту дав­но умер, так что рас­ска­зать обо всём этом ему мог­ла толь­ко Де­ва Ма­рия — мо­жет быть, рас­ска­зы­ва­ла Она как раз в то вре­мя, ко­гда он пи­сал Её порт­рет?

Точ­ность и вни­ма­ние к де­та­лям ха­рак­тер­ны для Лу­ки. На­при­мер, толь­ко он рас­ска­зы­ва­ет о бла­го­ра­зум­ном раз­бой­ни­ке, об­ра­тив­шем­ся ко Хри­сту уже на кре­сте. В этом нет ни­че­го уди­ви­тель­но­го: уче­ни­ки Иису­са по­чти все раз­бе­жа­лись, а кто оста­вал­ся у Кре­ста, ед­ва ли при­слу­ши­вал­ся к сло­вам раз­бой­ни­ков, рас­пя­тых вме­сте с Ним. Но Лу­ка на­шёл и та­ко­го сви­де­те­ля, ко­то­рый рас­слы­шал и за­пом­нил раз­го­вор Иису­са и то­го са­мо­го по­ка­яв­ше­го­ся раз­бой­ни­ка, ко­то­ро­му бы­ла обе­ща­на ско­рая встре­ча в раю.

Как Мат­фей при­во­дит в де­та­лях вет­хо­за­вет­ные про­ро­че­ства, как Марк под­чёр­ки­ва­ет си­лу и ве­ли­чие Иису­са, так Лу­ка осо­бен­но по­дроб­но го­во­рит о Его жерт­вен­ной смер­ти и её спа­си­тель­ном зна­че­нии для че­ло­ве­че­ства. Имен­но по­это­му его сим­во­лом был из­бран те­лец — жерт­вен­ное жи­вот­ное.

Но глав­ное от­ли­чие это­го Еван­ге­лия от осталь­ных — это его ли­те­ра­тур­ное изя­ще­ство. Лу­ка со­че­та­ет раз­ные сти­ли (к со­жа­ле­нию, в со­вре­мен­ных пе­ре­во­дах эта чер­та его кни­ги обыч­но про­па­да­ет): тут мы ви­дим и изыс­кан­ную гре­че­скую про­зу, и по­э­ти­че­ские гим­ны (един­ствен­ные во всём Но­вом За­ве­те), и тор­же­ствен­ное по­вест­во­ва­ние в сти­ле Вет­хо­го За­ве­та, и афо­ри­сти­че­ские из­ре­че­ния. Лу­ка яв­но пи­сал для взыс­ка­тель­ной и об­ра­зо­ван­ной эл­ли­ни­сти­че­ской пуб­ли­ки, ко­то­рую на­до бы­ло не про­сто уди­вить но­вы­ми мыс­ля­ми, но и пре­под­не­сти им эти мыс­ли в изящ­ной фор­ме, ина­че они и слу­шать не ста­нут.

Вер­ши­на его ли­те­ра­тур­но­го ма­стер­ства, по­жа­луй, прит­чи. Имен­но у Лу­ки мы встре­ча­ем те ис­то­рии, ко­то­рые пре­крас­но зна­ко­мы да­же лю­дям, не от­кры­вав­шим Биб­лии: на­при­мер, о блуд­ном сы­не или о бо­га­че и Ла­за­ре. Прит­чи во­об­ще за­ни­ма­ют су­ще­ствен­ную часть в этой кни­ге: это не­боль­шие ис­то­рии, для по­ни­ма­ния ко­то­рых не нуж­но об­ла­дать ка­ки­ми-то глу­бо­ки­ми по­зна­ни­я­ми из ис­то­рии или па­ле­стин­ской гео­гра­фии, да и во­об­ще по­чти ни­че­го не нуж­но знать, что­бы по­нять об­щий смысл… а вот про­ник­нуть в глу­би­ну бы­ва­ет уже не так про­сто. Пе­ред на­ми про­хо­дит че­ре­да бы­то­вых сце­нок, ко­то­рые лег­ко за­пом­нить, но сде­лать из них од­но­знач­ные вы­во­ды по­лу­ча­ет­ся не все­гда. По­че­му, на­при­мер, Хри­стос по­хва­лил не­вер­но­го упра­ви­те­ля, ко­то­рый спи­сал долж­ни­кам сво­е­го гос­по­ди­на часть дол­га? До сих пор тол­ко­ва­те­ля­ми пред­ла­га­ют­ся раз­ные от­ве­ты.

Лу­ка, как мы ви­дим, не стре­мит­ся к пря­мой на­зи­да­тель­но­сти (по­сту­пай хо­ро­шо и не по­сту­пай пло­хо), он, ско­рее, вы­ра­жа­ет свою мысль ме­та­фо­ра­ми. Вот прит­ча о блуд­ном сы­не… Но раз­ве этот сын — её глав­ный ге­рой? Бес­пут­ный юно­ша, ко­то­рый оскор­бил от­ца, рас­тра­тил его день­ги, а по­том к не­му вер­нул­ся — это очень по­нят­ный об­раз, та­кое в жиз­ни по­рой дей­стви­тель­но про­ис­хо­дит. Тут и го­во­рить осо­бо не о чем. Но прит­ча эта за­став­ля­ет нас уди­вить­ся дру­го­му: со­вер­шен­но не­ло­гич­ным ка­жет­ся по­ве­де­ние от­ца. Он не пре­пят­ству­ет сво­е­му дерз­ко­му сы­ну уй­ти, тер­пе­ли­во ждёт его воз­вра­ще­ния и при­ни­ма­ет сра­зу же, как толь­ко ви­дит. Име­ет пра­во су­ро­во на­ка­зать его, но про­ща­ет, не дав да­же до­го­во­рить, и воз­вра­ща­ет преж­нее до­сто­ин­ство. Не так ли ожи­да­ет на­ше­го по­ка­я­ния Не­бес­ный Отец? Вот и вы­хо­дит, что прит­ча во­все не о блуд­ном сы­не, а о тер­пе­ли­вом и бес­ко­неч­но лю­бя­щем от­це.

А мо­жет быть, она ещё и о стар­шем бра­те? Он так ста­ра­тель­но вы­пол­нял все по­ве­ле­ния, он был об­раз­цо­вым сы­ном — и ему, ко­неч­но, со­всем не по­нра­ви­лось, что отец про­явил ми­лость к это­му рас­пут­но­му юно­ше, ко­то­ро­го он и бра­том сво­им не хо­тел те­перь на­зы­вать. Раз­ве это спра­вед­ли­во? Но ока­зы­ва­ет­ся, что быть сы­ном от­ца мож­но толь­ко в том слу­чае, ес­ли твой са­мый бес­пут­ный брат оста­ёт­ся для те­бя бра­том. Да и о мно­гом дру­гом мож­но бы­ло бы го­во­рить в свя­зи с этой прит­чей, она не по­хо­жа на бас­ню, в ко­то­рой толь­ко од­на, всем оче­вид­ная мо­раль. Эта ис­то­рия да­ёт нам сра­зу мно­го уро­ков, рас­кры­ва­ет­ся раз­ны­ми сво­и­ми гра­ня­ми в за­ви­си­мо­сти от то­го, как мы по­смот­рим на неё.

А ещё Лу­ка — ма­стер ху­до­же­ствен­ной де­та­ли. Вот он опи­сы­ва­ет, как Иисус ис­це­лил де­сять про­ка­жён­ных и они по­шли в Храм, что­бы от­ны­не жить сре­ди про­чих лю­дей, здо­ро­вы­ми и счаст­ли­вы­ми. Толь­ко один воз­вра­ща­ет­ся по­бла­го­да­рить Це­ли­те­ля… «И это был са­ма­ря­нин». Пре­зи­ра­е­мый ино­пле­мен­ник, чу­жак! Мо­жет быть, осталь­ные де­вять тер­пе­ли его лишь по­ка все они бы­ли про­ка­жён­ны­ми из­го­я­ми, а те­перь они идут в Храм, ку­да са­ма­ря­ни­ну хо­да нет, и ему ни­че­го не оста­ёт­ся, как от­де­лить­ся от них? А мо­жет быть, он вспом­нил о про­стой че­ло­ве­че­ской бла­го­дар­но­сти имен­но по­то­му, что ему не­воз­мож­но бы­ло ис­пол­нить об­ряд? И как во­об­ще так по­лу­чи­лось, что са­мый даль­ний, са­ма­ря­нин, вдруг стал са­мым ближ­ним, как и в дру­гой прит­че, го­во­рив­шей о ми­ло­сер­дии? Есть над чем за­ду­мать­ся.

Или рас­сказ о том, как по­сле Тай­ной Ве­че­ри Иуда то­ро­пит­ся со­вер­шить пре­да­тель­ство. Лу­ка за­вер­ша­ет этот рас­сказ все­го тре­мя сло­ва­ми: «Бы­ла же ночь». Ка­за­лось бы, из­лиш­нее на­по­ми­на­ние, и так мы уже зна­ем из все­го по­вест­во­ва­ния, что вре­мя позд­нее… и толь­ко тут мы по­ни­ма­ем, что речь идёт не про­сто о вре­ме­ни су­ток, но о тьме, ко­то­рая сгу­сти­лась над го­ро­дом Иеру­са­ли­мом, во­шла в ду­шу Иуды и на­де­ет­ся те­перь взять верх и над Иису­сом. Он и горст­ка уче­ни­ков, сла­бых и не­по­нят­ли­вых, — вот един­ствен­ный свет в этой но­чи, но она обя­за­тель­но сме­нит­ся рас­све­том.

Что­бы этот рас­свет уви­де­ли лю­ди из раз­ных стран и на­ро­дов, Лу­ка и от­пра­вил­ся с Пав­лом в од­но из его мис­си­о­нер­ских пу­те­ше­ствий, ко­то­рое он по­дроб­но опи­сал в Де­я­ни­ях, по­сто­ян­но ис­поль­зуя ме­сто­име­ние «мы» и ни­че­го при этом не го­во­ря лич­но о се­бе. То­же яр­кая чер­та ха­рак­те­ра! На­сколь­ко де­таль­но изоб­ра­жён Па­вел, его не­из­мен­ный учи­тель и спут­ник с мо­мен­та их сов­мест­но­го вы­хо­да на про­по­ведь, на­столь­ко не­при­ме­тен в этой кни­ге сам ав­тор.

По­сле смер­ти апо­сто­ла Пав­ла Лу­ка про­дол­жил мис­си­о­нер­ство в Ита­лии, Гал­лии, Дал­ма­ции, Гре­ции, бы­вал он и в Аф­ри­ке. В этих зем­лях он про­по­ве­до­вал Еван­ге­лие, ос­но­вы­вал хри­сти­ан­ские об­щи­ны и ис­це­лял лю­дей, уже не толь­ко как врач, но и как апо­стол. Он при­нял му­че­ни­че­скую кон­чи­ну в ста­ро­сти, в гре­че­ском го­ро­де Фи­вы, где его рас­пя­ли на рас­ту­щей мас­ли­не за не­име­ни­ем го­то­во­го кре­ста. Там же бы­ло по­хо­ро­не­но его те­ло, а позд­нее, в IV ве­ке, оно бы­ло пе­ре­не­се­но в Кон­стан­ти­но­поль. Там мо­щи оста­ва­лись вплоть до ту­рец­ко­го за­во­е­ва­ния, по­сле ко­то­ро­го они, как и мно­гие дру­гие свя­ты­ни, по­па­ли в ру­ки ве­не­ци­ан­цев. Се­го­дня они хра­нят­ся в ита­льян­ском го­ро­де Па­дуя, а ча­сти­ца этих мо­щей бы­ла в 1990-е го­ды воз­вра­ще­на в Фи­вы. Па­мять апо­сто­ла от­ме­ча­ет­ся 22 ап­ре­ля и 18 ок­тяб­ря (по ста­ро­му сти­лю).

Вы­ше бы­ло ска­за­но, что в Еван­ге­ли­ях о са­мом Лу­ке не го­во­рит­ся ни­че­го. Это так, но всё же есть од­на за­цеп­ка… В са­мом кон­це сво­е­го Еван­ге­лия Лу­ка упо­ми­на­ет не­ко­е­го безы­мян­но­го уче­ни­ка Иису­са, ко­то­рый вме­сте с дру­гим уче­ни­ком, Клео­пой, вско­ре по­сле Вос­кре­се­ния (о ко­то­ром они ещё ни­че­го не зна­ли) шли из Иеру­са­ли­ма в се­ле­ние под на­зва­ни­ем Эм­маус. По до­ро­ге они бе­се­до­ва­ли обо всех про­изо­шед­ших в Иеру­са­ли­ме со­бы­ти­ях: их на­деж­ды на то, что Иисус уста­но­вит Своё Цар­ство здесь и сей­час, не оправ­да­лись. И вдруг они встре­ти­ли стран­но­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый стал рас­спра­ши­вать их, чем они так опе­ча­ле­ны. А по­том он объ­яс­нил им, на­чи­ная с вет­хо­за­вет­ных про­ро­честв, что имен­но так и дол­жен был по­стра­дать Хри­стос ра­ди спа­се­ния лю­дей.

Так они ве­ли учё­ные бе­се­ды по пу­ти, а ве­че­ром Клео­па и не­на­зван­ный уче­ник при­гла­си­ли сво­е­го спут­ни­ка раз­де­лить с ни­ми тра­пе­зу. И ко­гда он бла­го­сло­вил и пре­ло­мил хлеб, они узна­ли Его го­лос, Его ру­ки, Его ли­цо — это и был вос­крес­ший Учи­тель! По­ка Он бе­се­до­вал с ни­ми по до­ро­ге, у них «го­ре­ло серд­це», но ра­зум был слиш­ком за­нят слож­ны­ми бо­го­слов­ски­ми во­про­са­ми, что­бы вот так про­сто узнать Его — для это­го по­тре­бо­ва­лось по­лу­чить пре­лом­лён­ный Им хлеб, при­нять уча­стие в од­ной тра­пе­зе с Ним.

По­хо­же, что эту ис­то­рию рас­ска­зал дей­стви­тель­но оче­ви­дец — так мно­го он при­вёл де­та­лей, так увле­чён он был сво­им по­вест­во­ва­ни­ем. И мо­жет быть, вто­ро­го уче­ни­ка, чьё имя не на­зва­но в рас­ска­зе, дей­стви­тель­но зва­ли Лу­ка? Во вся­ком слу­чае, этот рас­сказ по­вест­ву­ет обо всех тех, кто по­лу­чил хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние, со­брал мно­же­ство ис­то­ри­че­ских фак­тов, за­ду­мал­ся над их ин­тер­пре­та­ци­ей… и всё-та­ки для глав­но­го, ре­ша­ю­ще­го вы­во­да по­тре­бо­ва­лась жи­вая и не­по­сред­ствен­ная встре­ча с Учи­те­лем. И этот урок апо­сто­ла и еван­ге­ли­ста Лу­ки мне осо­бен­но до­рог и бли­зок.

Ан­дрей Дес­ниц­кий

Источник: pravmir.ru