Frontpage Slideshow | Copyright © 2006-2011 JoomlaWorks Ltd.

Архиерейские богослужения

19 января, пт, 0:00
Христо-Рождественский кафедральный собор

24 января, ср
Храм иконы Божией Матери «Взыскание погибших»

4 февраля, вс
Никольский храм

Изречения великих

Пришел Господь, и ту светлость и славу, какие погубил Адам преступлением заповеди, возвратил ему крещением.

Преподобный
Ефрем Сирин

Свет Христов просвещает всех!

Книги Нового Завета

Евангелие от Матфея

Евангелие от Марка

Евангелие от Луки

Евангелие от Иоанна

Первое послание
к Коринфянам

апостола Павла

Молитвы

Молитвы утренние

Молитвы на сон грядущим

Шестопсалмие

Псалтирь

Иисусова молитва

Последование
ко Святому Причащению

Акафист Сладчайшему Господу нашему Иисусу Христу

Акафист Пресвятой Богородице

Акафист Николаю Чудотворцу

Рекомендуем

«Рождество».
Фильм митрополита Илариона (Алфеева)

Акафист Рождеству Христову.

«Рождество Христово».
Мультфильм Михаила Алдашина

«Эта ночь святая – эта ночь спасенья».
Исполняют сестры Свято-Елисаветинского монастыря

«Записки паломницы. Вифлеем».
Литературный очерк Тамары Романовой

Святитель Иоанн Златоуст о посте

«Введение во храм».
Фильм митрополита Илариона (Алфеева) из цикла «Праздники»

«Слава Богу за все! Крестный путь Иоанна Златоуста».
Документальный фильм

Храм Покрова на Нерли.
Аэросъемка

«Гонения на Церковь в России ХХ века».
Фильм митрополита Илариона (Алфеева) из цикла «Церковь в истории»

«Царство Небесное».
Передача из цикла «Православная энциклопедия»

«Покров».
Фильм митрополита Илариона (Алфеева) из цикла «Праздники»

Акафист преподобному Сергию Радонежскому

«Крестовоздвижение».
Фильм митрополита Илариона (Алфеева) из цикла «Праздники»

«Кресту Твоему поклоняемся, Владыко...».
Исполняет хор Сретенского ставропигиального мужского монастыря (г. Москва)

«Рождество Богородицы».
Фильм митрополита Илариона (Алфеева) из цикла «Праздники»

«Царица Небесная. Богоматерь Владимирская».
Документальный фильм

«Успение Пресвятой Богородицы».
Фильм митрополита Илариона (Алфеева) из цикла «Праздники»

«Церковная иерархия».
Лекция протоиерея Владимира Цыпина

«Значение и устройство православного храма».
Лекция протоиерея Игоря Фомина

«Вознесение».
Фильм студии «Неофит» из цикла «Лето Господне»

«Личность Иисуса Христа».
Лекция священника Андрея Рахновского

«Московская духовная академия».
Документальный фильм

«Старцы. Архимандрит Кирилл Павлов».
Фильм студии «Неофит»

«Какими чистыми устами...».
Сестринский хор Свято-Тихоновского Преображенского женского монастыря

«О богословии».
Лекция протоиерея Вадима Леонова

«Отец Николай Гурьянов».
Фильм из цикла «Старцы»

«Святейший Патриарх Кирилл в Задонской обители».
Документаьный фильм

«Афон. Обитель Богородицы».
Фильм Аркадия Мамонтова

«Искупление».
Лекция протоиерея Вадима Леонова»

«По Крестному пути Спасителя. Иерусалим. Страстная Пятница». Литературный очерк Тамары Романовой

«Богородица и святые»
Фильм митрополита Илариона (Алфеева) из цикла «Человек перед Богом»

«Первые монахи и монастыри Египта»
Лекция иеромонаха Иринея (Пиковского)

«Кресту Твоему поклоняемся, Владыко...»
Песнопение

«О богословии»
Лекция протоиерея Вадима Леонова

«Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)»
Фильм из цикла «Старцы»

«Закат Византийской империи»
Лекция Павла Кузенкова

«Золотой век святоотеческой письменности»
Лекция Георгия Бежанидзе

«Не забывайте небо». Интервью c митрополитом Липецким и Задонским Никоном

«Первые монахи и монастыри Египта»
Лекция иеромонаха Иринея (Пиковского)

Полезные ссылки

Феликс Разумовский: «Русская смута всегда только разрушает»

Ре­во­лю­ция 1917 го­да при­нес­ла Рос­сии не толь­ко на­деж­ду на спра­вед­ли­вое пе­ре­устрой­ство жиз­ни, но и Граж­дан­скую вой­ну, ис­треб­ле­ние це­лых со­сло­вий. Од­на из тра­ги­че­ских стра­ниц той эпо­хи — го­не­ния на Цер­ковь. Раз­ру­ше­ние хра­мов, каз­ни ду­хо­вен­ства, ис­по­вед­ни­че­ский по­двиг ве­ру­ю­щих ста­ли ча­стью рус­ской ис­то­рии ХХ ве­ка. Об этом в ин­тер­вью «Куль­ту­ре» рас­ска­зал Фе­ликс Ра­з­умов­ский — ис­то­рик, ав­тор про­све­ти­тель­ских про­грамм на те­ле­ка­на­ле «Куль­ту­ра». Не­дав­но вы­шла в свет его но­вая кни­га «1917. Пе­ре­во­рот? Ре­во­лю­ция? Сму­та? Гол­го­фа!».

Ра­зо­ре­ние Са­ров­ской оби­те­ли и по­хи­ще­ние мо­щей пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го


В чем, на Ваш взгляд, со­сто­я­ли ос­нов­ные при­чи­ны го­не­ний на Цер­ковь?

Боль­ше­ви­ки, ко­то­рые при­шли к вла­сти в ре­зуль­та­те ок­тябрь­ско­го пе­ре­во­ро­та, име­ли свою про­грам­му устро­е­ния жиз­ни. Они дей­ство­ва­ли не ра­ди ре­ше­ния ка­ких-то част­ных по­ли­ти­че­ских во­про­сов, но стре­ми­лись к ми­ро­вой ре­во­лю­ции, к со­зда­нию в пол­ном смыс­ле сло­ва «но­во­го ми­ра». Что­бы осу­ще­ствить план, нуж­но бы­ло раз­ру­шить Рус­ский мир — по­ря­док жиз­ни, куль­ту­ру. А по­сколь­ку стерж­нем жиз­ни бы­ла хри­сти­ан­ская тра­ди­ция и ве­ра, на­ча­лась не­ви­дан­ная эпо­пея — му­чи­тель­ная, дол­гая, мно­го­лет­няя борь­ба с Цер­ко­вью. В на­шей ис­то­рии ХХ ве­ка это не ка­кой-то по­боч­ный сю­жет, а глав­ное, прин­ци­пи­аль­ное, це­ле­на­прав­лен­ное де­ло но­вой вла­сти. Де­ло злое и «по­ис­ти­не са­та­нин­ское», о чем пря­мо ска­зал пат­ри­арх Ти­хон в на­ча­ле 1918 го­да. То­гда «Рус­ская Гол­го­фа» толь­ко на­чи­на­лась, впе­ре­ди бы­ли страш­ные ис­пы­та­ния, аб­со­лют­но бес­че­ло­веч­ная вой­на.

Но пер­вые рас­пра­вы над свя­щен­ни­ка­ми и по­гро­мы хра­мов на­ча­лись еще до при­хо­да боль­ше­ви­ков?

Боль­ше­ви­ки бы­ли мар­ги­наль­ной пар­ти­ей, ма­ло пред­став­лен­ной в по­ли­ти­че­ской и об­ще­ствен­ной жиз­ни Рос­сии то­го вре­ме­ни. Они мог­ли взять власть толь­ко при осо­бых об­сто­я­тель­ствах рус­ской сму­ты. Та­ко­ва на­ша хро­ни­че­ская за­ста­ре­лая бо­лезнь, ко­то­рая обост­ря­ет­ся в кри­зис­ные вре­ме­на. На ру­бе­же ХIХ–ХХ ве­ков стра­на всту­пи­ла в по­ло­су ду­хов­но­го и куль­тур­но­го кри­зи­са, то­гда как эко­но­ми­че­ская сфе­ра, как из­вест­но, раз­ви­ва­лась до­воль­но успеш­но.

Иван Вла­ди­ми­ров. Иму­ще­ство с по­ме­щи­чьей усадь­бы


В 1902 го­ду за­фик­си­ро­ва­ны пер­вые про­яв­ле­ния сму­ты, так на­зы­ва­е­мые аг­рар­ные бес­по­ряд­ки. На­чи­на­ют­ся по­гро­мы по­ме­щи­чьих уса­деб. Кре­стьян­ство, «чер­ная кость», ос­но­ва на­се­ле­ния стра­ны, под­ни­ма­ет­ся про­тив «бе­лой ко­сти». О «про­ле­тар­ской ре­во­лю­ции» и во­об­ще о ре­во­лю­ции в ев­ро­пей­ском смыс­ле тут го­во­рить не при­хо­дит­ся. Ев­ро­пей­ские ре­во­лю­ции, и в первую оче­редь Ве­ли­кая фран­цуз­ская ре­во­лю­ция, — это яв­ле­ния дру­гой ци­ви­ли­за­ции, дру­гой на­ци­о­наль­ной куль­ту­ры. В них мно­го праг­ма­ти­че­ско­го, там ре­ша­ют­ся ре­аль­ные на­ци­о­наль­ные про­бле­мы. Рус­ская сму­та все­гда толь­ко раз­ру­ша­ет. Она — след­ствие ослаб­ле­ния куль­тур­ной тра­ди­ции, упад­ка иде­а­лов, нра­вов. Од­но­вре­мен­но часть пра­во­слав­ных от­вер­ну­лась от Церк­ви. Это за­ко­но­мер­но: на­род, ко­то­рый по­сте­пен­но про­ва­ли­ва­ет­ся в сму­ту, в без­за­ко­ние и свое­во­лие, оже­сто­ча­ет­ся на Цер­ковь и пас­ты­рей. Пер­вые слу­чаи ограб­ле­ния хра­мов и убий­ства свя­щен­ни­ков про­ис­хо­дят вско­ре по­сле от­ре­че­ния Ни­ко­лая II, то есть до Ок­тяб­ря 1917 го­да. Ста­ло быть, боль­ше­ви­ки при­шли «на го­то­вень­кое». Но осед­лав это дви­же­ние, они под­хлест­ну­ли его и мно­го­крат­но уси­ли­ли. Тут и про­па­ган­да, и пре­сло­ву­тая ЧК. Толь­ко вот прак­ти­че­ски сра­зу ре­во­лю­ци­о­не­ры столк­ну­лись и с яв­ле­ни­ем пря­мо про­ти­во­по­лож­ным — с об­нов­ле­ни­ем и воз­рож­де­ни­ем го­ни­мой Церк­ви. Дру­гая часть на­ро­да, ви­дя, в ка­кую без­дну ска­ты­ва­ет­ся стра­на, еще яс­нее и твер­же ощу­ти­ла свое хри­сти­ан­ское при­зва­ние. Бес­спор­ным сви­де­тель­ством это­го ста­ло воз­рож­де­ние пат­ри­ар­ше­ства, из­бра­ние пат­ри­ар­ха Ти­хо­на и тру­ды По­мест­но­го Со­бо­ра. Тем не ме­нее мно­гие цер­ков­ные де­я­те­ли, пас­ты­ри и ми­ря­не по­на­ча­лу ока­за­лись не го­то­вы к раз­ра­зив­шей­ся ка­та­стро­фе.

Мож­но ска­зать, что «бро­же­ние умов» охва­ти­ло все со­сло­вия? Ведь часть ду­хо­вен­ства при­вет­ство­ва­ла Фев­раль­скую ре­во­лю­цию?

На са­мом де­ле от­но­ше­ние к то­му, что про­ис­хо­ди­ло во вре­мя фев­раль­ско­го пе­ре­во­ро­та, бы­ло раз­ным. Да, мно­гие ар­хи­ереи счи­та­ли, что нач­нет­ся иная жизнь, в том чис­ле — об­но­вит­ся и Цер­ковь. Кто-то ре­шил, что и при но­вой вла­сти мож­но бу­дет со­хра­нить свое по­ло­же­ние. Кто-то по­про­сту рас­те­рял­ся и ждал, что бу­дет даль­ше. Так или ина­че, но опре­де­лен­ный упа­док цер­ков­ной жиз­ни был на­ли­цо. И тут не­лиш­не при­пом­нить то, как жи­ла РПЦ на­ка­ну­не 1917 го­да. При­чем речь у нас идет не о ми­сти­че­ском су­ще­стве Церк­ви, а о зем­ном со­об­ще­стве ве­ру­ю­щих лю­дей. Как оно ор­га­ни­зо­ва­но, ка­кие от­но­ше­ния у не­го с вер­хов­ной и свет­ской вла­стью. Это все очень важ­но. Так вот, в им­пер­ский пе­ри­од жизнь Церк­ви во мно­гом опре­де­ля­лась Си­но­даль­ной си­сте­мой, ко­то­рая воз­ник­ла во вре­ме­на Пет­ра I. Царь-ре­фор­ма­тор осла­бил со­бор­ное управ­ле­ние и сде­лал Цер­ковь ча­стью го­су­дар­ствен­но­го ме­ха­низ­ма. Вся эта си­сте­ма се­бя из­жи­ла, си­но­даль­ная бю­ро­кра­тия сто­я­ла на пу­ти сво­бод­ной со­ци­аль­ной са­мо­ор­га­ни­за­ции ду­хо­вен­ства. Гро­мад­ной про­бле­мой ста­ла ни­ще­та сель­ских свя­щен­ни­ков и, как след­ствие, не­до­пу­сти­мая за­ви­си­мость пас­ты­рей от об­щин. Ина­че го­во­ря, цер­ков­ная жизнь дав­но нуж­да­лась в об­нов­ле­нии. В ка­кой-то ме­ре и кре­стьян­ская сму­та на­ча­ла ХХ ве­ка бы­ла след­стви­ем этих не­раз­ре­шен­ных про­блем.

То­гда мно­гих лю­дей охва­тил ате­изм, ни­ги­лизм, скеп­ти­че­ское от­но­ше­ние к ре­ли­гии. И вот один из рус­ских па­ра­док­сов: ко­гда на­ча­лись го­не­ния, ты­ся­чи лю­дей по­стра­да­ли за ве­ру, не от­рек­лись от Хри­ста и Церк­ви. Ко­го из но­во­му­че­ни­ков Вы осо­бен­но по­чи­та­е­те?

Я не бу­ду го­во­рить о сво­их лич­ных пред­по­чте­ни­ях. По­тря­са­ет са­мо яв­ле­ние — но­во­му­че­ни­ки в ХХ ве­ке. Ведь боль­ше­ви­кам до­воль­но быст­ро уда­лось раз­ру­шить и уни­что­жить по­чти все ин­сти­ту­ты и со­об­ще­ства до­ре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии — дво­рян­ство, ин­тел­ли­ген­цию, офи­цер­ство, тор­го­во-про­мыш­лен­ный класс, тра­ди­ци­он­ную куль­ту­ру, жиз­нен­ный уклад. Все ле­жа­ло в ру­и­нах. От ис­то­ри­че­ской Рос­сии очень быст­ро по­чти ни­че­го не оста­лось. А вот Цер­ковь вы­сто­я­ла — бла­го­да­ря то­му, что ты­ся­чи лю­дей со­хра­ня­ли вер­ность Хри­сту, за­по­ве­дям, бы­ли вер­ны­ми ча­да­ми Пра­во­слав­ной церк­ви. Они при­нес­ли свою жизнь в жерт­ву Рос­сии. И этот по­двиг — нечто по­ис­ти­не уди­ви­тель­ное. Для ме­ня это един­ствен­ное и глав­ное оправ­да­ние и смысл то­го, что про­изо­шло с на­ми в ХХ ве­ке. По­ду­мать толь­ко, ис­то­ри­че­ская ка­та­стро­фа по­кон­чи­ла с кри­зи­сом рус­ской свя­то­сти. Кри­зис усту­па­ет ме­сто рас­цве­ту. Во гла­ве Церк­ви стал пат­ри­арх Ти­хон, ко­то­ро­го со­вре­мен­ни­ки со­вер­шен­но спра­вед­ли­во на­зы­ва­ли стар­цем всея Ру­си. «Как вы от­но­си­тесь к пат­ри­ар­ху Ти­хо­ну?» — спро­си­ли как-то на до­про­се аре­сто­ван­но­го свя­щен­ни­ка. И он от­ве­тил. Про­сто вы­ска­зал то, что ле­жа­ло у не­го на серд­це: «Я ре­аль­но ощу­тил его свя­тость». Это от­ме­ча­ли мно­гие — и ми­ря­не, и мо­на­хи, и свя­щен­ни­ки. Они ви­де­ли, что пер­во­свя­ти­тель­ское слу­же­ние в тя­же­лей­ший, тра­ги­че­ский мо­мент рус­ской ис­то­рии вве­ре­но свя­то­му че­ло­ве­ку. Или вот дру­гая судь­ба и дру­гой по­двиг. В мае 1917 го­да, в по­ру стре­ми­тель­но на­рас­тав­ше­го раз­ва­ла и ха­о­са, по­слан­цы всех при­хо­дов Пет­ро­град­ской епар­хии вы­би­ра­ют сво­е­го ар­хи­пас­ты­ря (в Си­но­даль­ный пе­ри­од та­кое бы­ло бы не­мыс­ли­мо) мит­ро­по­ли­та Ве­ни­а­ми­на. Его по­пу­ляр­ность в Пет­ро­гра­де бы­ла гро­мад­ной, осо­бен­но сре­ди ра­бо­чих. В 1922 го­ду боль­ше­ви­ки сфаб­ри­ку­ют «Де­ло мит­ро­по­ли­та» и устро­ят по­ка­за­тель­ный су­деб­ный про­цесс, один из пер­вых. Цель — по­ка­зать ни­что­же­ство мит­ро­по­ли­та и его со­рат­ни­ков. Но вый­дет все на­обо­рот. «Хри­стос — на­ша жизнь, свет и по­кой, — на­пи­шет вла­ды­ка в тюрь­ме пе­ред рас­стре­лом, — с Ним все­гда и вез­де хо­ро­шо». Сви­де­тель­ство по­ис­ти­не дра­го­цен­ное. Ведь в этом уте­ше­нии и ра­до­сти — од­но­вре­мен­но тор­же­ство ве­ры и смысл му­че­ни­че­ства. Ес­ли бы у нас бы­ла та­кая воз­мож­ность, мы бы дол­го пе­ре­чис­ля­ли здесь име­на, со­бы­тия, да­ты. И дра­го­цен­ные сви­де­тель­ства о жиз­ни ты­сяч на­ших свя­тых со­оте­че­ствен­ни­ков. Про­стой при­мер: на Бу­тов­ском по­ли­го­не под Моск­вой, где в 37–38-м го­дах, во вре­мя Боль­шо­го тер­ро­ра, дей­ство­вал чу­до­вищ­ный кон­вей­ер по уни­что­же­нию лю­дей, по­ко­ят­ся две­сти во­семь­де­сят пять но­во­му­че­ни­ков. А в зна­ме­ни­той древ­ней­шей Ки­е­во-Пе­чер­ской лав­ре про­слав­ле­но сто два­дцать пять свя­тых по­движ­ни­ков. Вот что та­кое Рус­ская Гол­го­фа ХХ ве­ка.

Кон­стан­тин и На­та­лия Ми­рош­ник. Пат­ри­арх Ти­хон


Пат­ри­арх Ти­хон не бла­го­сло­вил Бе­лое дви­же­ние и при­знал Со­вет­скую власть. Мит­ро­по­лит Сер­гий (Стра­го­род­ский), бу­ду­щий пат­ри­арх, так­же на­пи­сал Де­кла­ра­цию, под­твер­жда­ю­щую пол­ную ло­яль­ность Церк­ви к со­вет­ско­му го­су­дар­ству. Как Вы объ­яс­ня­е­те их по­зи­цию?

Те, ко­му вы­па­ло жить в эпо­ху го­не­ний, — это раз­ные лю­ди, не толь­ко по ха­рак­те­ру, опы­ту, но и сте­пе­ни сво­ей от­вет­ствен­но­сти за про­ис­хо­дя­щее: не сто­ит срав­ни­вать пат­ри­ар­ха, мо­на­ха и про­сто­го ми­ря­ни­на. Обыч­ный че­ло­век в ко­неч­ном сче­те от­ве­ча­ет толь­ко за свою лич­ную жизнь. А пат­ри­арх — за судь­бу всей Церк­ви. Он при­ни­ма­ет ре­ше­ния, ис­хо­дя из этой сво­ей ве­ли­чай­шей от­вет­ствен­но­сти, на ос­но­ве внут­рен­ней ин­ту­и­ции и ду­хов­но­го зре­ния. И я бы, зна­е­те, по­осте­рег­ся су­дить о вы­бо­ре ар­хи­пас­ты­ря на ос­но­ва­нии до­ступ­но­го нам че­ло­ве­че­ско­го здра­во­го смыс­ла. Рас­суж­дать в ло­ги­ке на­ше­го ми­ра тут бес­смыс­лен­но. Ком­про­мисс с бо­го­бор­че­ской Со­вет­ской вла­стью был не­из­бе­жен, ина­че при­шлось бы слу­жить в ка­та­ком­бах. А от ре­ли­ги­оз­но­го под­по­лья ру­кой по­дать до сек­тант­ства, то есть до под­ме­ны. Все пред­сто­я­те­ли со­вет­ско­го вре­ме­ни это хо­ро­шо по­ни­ма­ли. Они бы­ли уни­же­ны сво­и­ми му­чи­те­ля­ми. Все, что от них тре­бо­ва­ли под­пи­сать, все, что они со­гла­ша­лись под­пи­сать ра­ди спа­се­ния Церк­ви, бы­ло уни­же­ни­ем. Толь­ко ведь и та, иеру­са­лим­ская Гол­го­фа, и весь Крест­ный путь Спа­си­те­ля и Его Рас­пя­тие бы­ло ве­ли­ким уни­же­ни­ем и по­ру­га­ни­ем. И в то же вре­мя — по­бе­дой, а для нас спа­се­ни­ем. Нуж­но пом­нить, что ис­то­рия но­во­му­че­ни­ков — это во­все не про борь­бу с Со­вет­ской вла­стью. Ко­гда во­круг ки­пит оке­ан зло­бы и не­на­ви­сти, ко­гда мно­гие озло­би­лись или бук­валь­но озве­ре­ли от клас­со­вой борь­бы, Цер­ковь про­по­ве­до­ва­ла со­стра­да­ние, учи­ла доб­ру и люб­ви.

Ико­на Со­бор Свя­тых Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Церк­ви Рус­ской,
за Хри­ста по­стра­дав­ших, яв­лен­ных и не­яв­лен­ных

По­че­му со­вре­мен­ное об­ще­ство не зна­ет име­на но­во­му­че­ни­ков?

Ис­то­ри­че­ское со­зна­ние не воз­ни­ка­ет у че­ло­ве­ка са­мо по се­бе, оно фор­ми­ру­ет­ся, вос­пи­ты­ва­ет­ся, под­дер­жи­ва­ет­ся куль­ту­рой. У нас за пле­ча­ми бо­го­бор­че­ская эпо­ха, на­саж­де­ние гру­бой ма­те­ри­а­ли­сти­че­ской идео­ло­гии. Еще срав­ни­тель­но не­дав­но ка­та­стро­фа 17-го го­да пре­под­но­си­лась как про­рыв к свет­ло­му бу­ду­ще­му, как не­бы­ва­лое и ве­ли­кое свер­ше­ние. До на­ча­ла 90-х те­ма го­не­ний на Цер­ковь бы­ла под за­пре­том. Со­вет­ская власть на­саж­да­ла ате­изм до сво­е­го по­след­не­го вздо­ха. И вот ре­зуль­тат. Нам до­ста­лось очень тя­же­лое ис­то­ри­че­ское на­след­ство: при­ми­тив­ное со­зна­ние, упро­щен­ные по­ня­тия и от­но­ше­ния. Мно­гим на­шим со­вре­мен­ни­кам, к при­ме­ру, не­ве­дом смысл сло­ва «Гол­го­фа». У нас сплошь и ря­дом со­вер­шен­но фан­та­сти­че­ские пред­став­ле­ния о ро­ли и зна­че­нии Церк­ви.

Сей­час в РПЦ есть лю­ди раз­ных взгля­дов: мо­нар­хи­сты и те, ко­му до­ро­го со­вет­ское про­шлое, и да­же «пра­во­слав­ные ста­ли­ни­сты». Как объ­яс­нить та­кое слож­ное со­цве­тие?

Ис­ка­ле­чен­ным ис­то­ри­че­ским со­зна­ни­ем. И ми­ро­воз­зре­ни­ем. В та­кой си­ту­а­ции очень слож­но что-то ко­му-то объ­яс­нять, пы­тать­ся из­ба­вить­ся от оче­вид­ных не­ле­по­стей, гру­бых про­ти­во­ре­чий. Это что ка­са­ет­ся глав­ным об­ра­зом ста­ли­ни­стов.

Ес­ли мо­нар­хи­че­ская идея не за­сло­ня­ет Хри­ста, ес­ли Церк­ви при этом не от­во­дит­ся роль ка­кой-то идей­ной под­пор­ки, — не ви­жу ни­че­го про­ти­во­есте­ствен­но­го. В со­вре­мен­ной рос­сий­ской си­ту­а­ции мо­нар­хия име­ет, ко­неч­но, очень ма­ло шан­сов... Но это уже дру­гой раз­го­вор. С «со­вет­ским про­шлым» — при­мер­но то же са­мое. Не­воз­мож­но два­жды вой­ти в од­ну и ту же ре­ку. Да­же ес­ли это «бла­го­сло­вен­ные» бреж­нев­ские вре­ме­на, ко­то­рые на са­мом де­ле та­ки­ми не бы­ли. А ес­ли се­рьез­но, то Цер­ковь во­все не со­сто­ит из мо­нар­хи­стов и ста­ли­ни­стов. Но глав­ное — мы об этом уже ска­за­ли — цер­ков­ная жизнь со­всем не про по­ли­ти­ку. Ни преж­де, ни те­перь.

Ко­гда мы на­зы­ва­ем Ок­тябрь­скую ре­во­лю­цию «ка­та­стро­фой», сле­дом ча­сто де­ла­ет­ся вы­вод, что весь со­вет­ский пе­ри­од — это «чер­ная ды­ра».

Да, есть та­кое от­но­ше­ние к со­вет­ско­му вре­ме­ни, что, мол, мы про­иг­ра­ли ХХ век. Я так не счи­таю. Глу­бо­ко­мыс­лен­ный или ба­наль­ный ан­ти­со­ве­тизм мне не по вку­су. Это, по­ми­мо все­го про­че­го, ан­ти­ис­то­рич­но. Дру­гое де­ло, что в ХХ ве­ке на­ция в боль­шин­стве сво­ем сде­ла­ла са­мо­убий­ствен­ный вы­бор и при­зна­ла в ка­че­стве во­ждя лже­учи­те­ля — Вла­ди­ми­ра Улья­но­ва (Ле­ни­на), утвер­ждав­ше­го, что ему под си­лу по­стро­ить но­вый счаст­ли­вый мир, в ко­то­ром не бу­дет зла и че­ло­ве­че­ских стра­да­ний. В этом со­вет­ском Ва­ви­ло­не рус­ский че­ло­век раз­нуз­дал­ся до по­след­ней сте­пе­ни — ложь, не­на­висть, хам­ство и пол­ное пре­зре­ние к лич­но­сти ста­ли нор­мой жиз­ни. И мы про­сто не име­ем ни­ка­ко­го мо­раль­но­го пра­ва об этом за­бы­вать, этим пре­не­бре­гать или за­мал­чи­вать. Ведь в ХХ ве­ке мы узна­ли о се­бе всю прав­ду — и о на­ших сла­бо­стях, и о на­шей стой­ко­сти и си­ле.

Но со­вре­мен­ные мо­нар­хи­сты, «бе­ло­гвар­дей­цы», по­сто­ян­но при­зы­ва­ют к по­ка­я­нию за со­вет­ский пе­ри­од, счи­та­ют, что пло­хо­го там бы­ло боль­ше и луч­ше это «вы­черк­нуть».

О пло­хом и хо­ро­шем в жиз­ни рас­суж­дать мож­но и нуж­но. Толь­ко, про­шу про­ще­ния, же­ла­тель­но не на ку­хон­ном уров­не. По­лез­но вспом­нить, что Алек­сандр Сол­же­ни­цын, обо­ра­чи­ва­ясь к го­дам сво­е­го за­клю­че­ния, ска­зал: «Бла­го­сло­ве­ние те­бе, тюрь­ма!» Что же ка­са­ет­ся на­ци­о­наль­но­го по­ка­я­ния, то тут то­же все не так глад­ко. На эту те­му име­ет смысл го­во­рить там, где со­хра­ня­ет­ся са­краль­ная куль­ту­ра. Од­на­ко мы жи­вем в иные вре­ме­на, в се­ку­ляр­ную эпо­ху. Под­ни­мать по­доб­ные те­мы те­перь бес­смыс­лен­но. Но пы­тать­ся по­нять наш ХХ век, при­сталь­но изу­чать его — это по-преж­не­му на­сущ­ная, хо­тя и не­про­стая за­да­ча.

Ва­ши про­грам­мы на те­ле­ви­де­нии по­мо­га­ют луч­ше узнать рус­скую ис­то­рию, при­гла­ша­ют к се­рьез­но­му раз­го­во­ру. Ка­кие за­да­чи Вы ста­ви­те пе­ред со­бой как ав­тор?

Цикл о но­во­му­че­ни­ках, ко­то­рый на­зы­ва­ет­ся «Рус­ская Гол­го­фа», был сде­лан по ини­ци­а­ти­ве ру­ко­во­ди­те­ля те­ле­ка­на­ла «Куль­ту­ра» Сер­гея Шу­ма­ко­ва. Я бы сам в дан­ном слу­чае не дерз­нул про­явить ини­ци­а­ти­ву. Но этот слу­чай осо­бый, един­ствен­ный в сво­ем ро­де. Обыч­но те­мы и сю­же­ты но­вых про­ек­тов ис­хо­дят от ме­ня. Над ис­то­ри­че­ской про­грам­мой «Кто мы?» ра­бо­таю очень дав­но — 25 лет. К ка­ко­му бы пе­ри­о­ду на­шей ис­то­рии в ней ни об­ра­ща­лись, это все­гда раз­го­вор о рус­ской ци­ви­ли­за­ции, о на­ших тра­ди­ци­ях, свя­ты­нях, на­ших про­зре­ни­ях и за­блуж­де­ни­ях. По­доб­ное об­ра­ще­ние к про­шло­му — вер­ный путь к на­ци­о­наль­но­му са­мо­по­зна­нию. Как ска­зал ко­гда-то Ча­а­да­ев: «Ис­то­рия — ключ к по­зна­нию на­ро­дов». А ведь мы очень нуж­да­ем­ся в та­ко­го ро­да по­зна­нии, про­ва­лы в этой сфе­ре слиш­ком оче­вид­ны. Во вся­ком слу­чае, еще в сен­тяб­ре 2013 го­да пре­зи­дент Вла­ди­мир Пу­тин на за­се­да­нии Вал­дай­ско­го клу­ба пря­мо го­во­рил, что глав­ная за­да­ча со­вре­мен­ной Рос­сии — пре­одо­леть кри­зис на­ци­о­наль­ной иден­тич­но­сти, «что на­ше дви­же­ние впе­ред не­воз­мож­но без ду­хов­но­го, куль­тур­но­го, на­ци­о­наль­но­го са­мо­опре­де­ле­ния». И тут нам вновь во­лей-не­во­лей при­хо­дит­ся об­ра­тить­ся к со­бы­ти­ям сто­лет­ней дав­но­сти. Ибо за­бве­ние Рус­ско­го ми­ра — пря­мое след­ствие ка­та­стро­фы 1917 го­да. Ка­жет­ся, толь­ко те­перь мы осо­зна­ли, на­сколь­ко это жиз­нен­но не­об­хо­ди­мо — по­нять се­бя, свои ос­но­вы, кор­ни, поч­ву. Это не­воз­мож­но сде­лать в од­но­ча­сье, впе­ре­ди еще мно­го ра­бо­ты. Нам не обой­тись без оздо­ров­ле­ния ис­то­ри­че­ско­го со­зна­ния и без вос­при­я­тия рус­ской ис­то­рии во всей ее пол­но­те и слож­но­сти.

Ис­точ­ник: pravoslavie.ru